Голый землекоп: Ежи как резервуар супербактерий: история о том, как всё связано со всёмМеждународное


Ежи как резервуар супербактерий: история о том, как всё связано со всём

Международное расследование заново переписывает всю историю злейшего врага человечества, метицилин-резистентного золотистого стафилококка, MRSA. Оказалось, что люди не так уж и виноваты в том, что антибиотики перестают работать: мы просто в очередной раз оказались заложниками связности всего со всём (как говорил один мой знакомый малыш, склонный к философским наблюдениям), мы стали участниками древней войны, которая происходит в живой природе. Как всегда – неосознанно.

Напомним контекст. Первый антибиотик, пенициллин был получен из плесневых грибков в 1920е гг Александром Флемингом. Пенициллин убивает бактерии; он стал панацеей против многих болезней, в том числе спас жизни бесчисленного множества раненных во вторую мировую войну. Довольно быстро врачи столкнулись с тем, что в больницах возникают инфекции, которые не поддаются лечению пенициллином. Тогда выделили из грибков новый антибиотик метициллин, но почти сразу увидели инфекции, которые не поддаются и ему. Метицилин-резистентный золотистый стафилококк, MRSA сегодня является причиной 170 000 инфекций в год только в Европе, и иногда убивает за два дня. Больничные супер-бактерии, как считалось, возникают в больнице: там много антибиотиков, а значит есть условия для эволюции резистентности, мы как бы выводим породу тех, кого не убили, и невольно сделали сильнее. И еще на скотных дворах, где, как вы знаете из выпуска о супербактериях, мы пестуем резистентность, потому что растим скот на антибиотиках.

В целом резистентность микробов сулит нам закат той эпохи, когда мы можем спокойно пережить пересадку сустава, кесарево сечение или волну осложнений в сезон гриппа.

Так возник один из главных наративов в современной истории: считается, что мы создали условия для эволюции супербактерий, мы невольно вывели новую породу. Считается, что MRSA -- это такое зло, порожденное цивилизацией. Плата за спасение жизней, но и плата за то, что мы, неблагодарные, применяем волшебный эликсир бездумно направо и налево.

Оказалось, что всё вообще не так.

Картина понемногу стала меняться в 21 веке, с развитием геномных технологий. Зная признаки генов резистентности, ученые стали искать их в разных природных источниках, и нашли: оказалось (сюрприз!), что бактерии умеют сопротивляться грибам не только в больницах. Таких супер-микробов нашли в почве, и даже в вечной мерзлоте в Антарктиде, и по датировкам получалось, что им 30000 лет – то есть возникли они задолго до того, как Флеминг соскреб драгоценную плесень с хлебной корки. Бактерии и грибы воевали и воюют без нашего участия.

Но считалось, что такие открытия имеют мало отношения к реальным опасностям для нас: до недавнего времени все эти природные супер-микробы относились к неопасным для человека разновидностям. Да и путь от почвы до больничного отделения казался почти непреодолимым.

Два года назад ученые сделали неприятное открытие: начав смывать и анализировать бактерий с покровов самых разных животных, которые нас окружают, они наконец докопались до ежиков, и обнаружили, что в Швеции и в Дании на коже у них неожиданно много разных клонов MRSA. Опасные супер-стафилококки нашлись у ежей из разных стран – это оказалось скорее правилом, чем исключением, 61% европейских ежей – носители MRSA. Это было первое обнаружение реально опасных для человека резистентных микробов в природе. Но как они туда попали? Возможно, сбежали из больницы или со скотного двора?

Ученые стали искать ключ, какое-то свидетельство, которое позволило бы решить вопрос о происхождении MRSA у ежей.

И вот этот ключ: сообразили, что в Новую Зеландию ежей завезли в 1880е гг, то есть задолго до того, как люди начали взращивать MRSA в больницах. Покровы новозеландских ежей дали ответ, геномы стафилококков на их коже сработали как капсула времени. (продолжение дальше)

Nature
Emergence of methicillin resistance predates the clinical use of antibiotics
Nature - Methicillin-resistant strains of Staphylococcus aureus appeared in European hedgehogs in the pre-antibiotic era as a co-evolutionary adaptation to antibiotic-producing dermatophytes and...

открыть в телеграме



Популярное

Список каналов